Редкая Пушкиниана и неизвестная берлинская периодика на русском языке
от ЕU-RU
20.9.21
Россия

Аукцион закончен

ЛОТ 42:

[Всё сущее — увековечить, Безличное — вочеловечить, Несбывшееся — воплотить!] Блок, А. Ямбы, 1919

Продан за: 550p
Стартовая цена:
500 p
Комиссия аукционного дома: 15% Подробнее
теги:

[Всё сущее — увековечить, Безличное — вочеловечить, Несбывшееся — воплотить!] Блок, А. Ямбы, 1919
*Блок, А. Ямбы. (Современные стихи). (1907–1914) / обл. худ. Н.Н. Купреянова, марка Ю.П. Анненкова. Пб.: Алконост, 1919. 34, [6] с. 17,5 х 11,5 см.
Издательские обложки дублированы на плотную бумагу. Корешок восстановлен. Блок чистый. В хорошей сохранности.
Прижизненное издание.
Цикл стихотворений «Ямбы», состоящий из 12 произведений, написан поэтом Александром Блоком в память сестры. Проникнутые болью и отчаяньем поэтические строки поражают своей искренностью и чистотой. Открывает цикл известное всем стихотворение, ставшее программным манифестом поэта: «О, я хочу безумно жить».
Наполнено общечеловеческим глубоким философским смыслом, является самым светлым произведением из цикла. Следующее уже тяжело скорбит о судьбе родного народа и начинается словами: «Я ухо приложил к земле». И ответ звучит буквально в следующей строке: «Ты слишком хриплым стоном душу бессмертную томишь во мгле».
Следующее стихотворение цикла говорит о пасхальных звонах, которые должны бы успокоить душу, но почему-то происходит обратное: «Стоит, терзая ночь глухую, торжественный пасхальный звон». Проблема, очевидно, не в самих колоколах, звучащих в темной «глухой» ночи. Душа болит за вбитых в землю «человеческих созданьях». Похоже, что не в состоянии колокольный звон заглушить то, «чему нельзя помочь». А дальше идет перечисление всего того, над чем плывет пасхальный звон: «Над смрадом, смертью и страданьем трезвонят до потери сил…»
«Я – Гамлет», – заявляет поэт в следующем стихотворении. У него, как и у шекспировского героя: «Холодеет кровь, когда плетет коварство сети». И, продолжая параллели, Блок вносит в текст личные мотивы: «гибну, принц, в родном краю, клинком отравленным заколот».
Заканчивается цикл стихов хорошо знакомым: «Земное сердце стынет вновь, но стужу я встречаю грудью». Здесь снова звучат жизнеутверждающая вера в любовь, хотя за ней все же «зреет гнев», и «Уюта – нет. Покоя – нет». Но несмотря ни на что: «Храню я к людям на безлюдьи неразделенную любовь».

Розанов № 2281, Турчинский, с. 82.